На прошедших президентских выборах в США, вопреки наивным ожиданиям сторонников Демократической партии (и радикальных трампохейтеров, коими полнится Medium), сокрушительного триумфа кандидата от “голубых ослов” не произошло: Америка на ближайшую перспективу останется расколотой почти точно надвое. А следовательно, никуда не пропадет и наверняка будет лишь усиливаться пароксизм “культуры отмены” (cancel culture), первыми перелетными вестницами которой стали в свое время движение MeToo и дело Харви Вайнштейна.

Пропасть между “ковидиотами” и “карантинными зомби”, “реднеками-расистами” и “новым жречеством Кремниевой долины”, “мемфисскими хозяюшками” и “трансгендерными холостячками” не менее глубока, чем расхождение между двумя наборами данных, происходящее от независимых — локальных и глобальных — способов измерений параметра Хаббла (его принято в обиходе именовать постоянной Хаббла, хотя, строго говоря, это неверно). В какой-то мере символично, что старомодный (родом из 1972 года), но изящный способ преодолеть это труднообъяснимое противоречие известен у альтернативщиков от космологии как “экран Вайнштейна”. Прошлым летом я уже удивлялся, почему он не получил большей известности у желтушной прессы.

Напомню, что измерения параметра Хаббла по наблюдениям за крупномасштабной структурой Вселенной — космическим реликтовым излучением или барионными акустическими осцилляциями — систематически занижают его в сравнении с результатами локальных методов— данными фотометрии цефеид, сверхновых типа Ia, гравилинзированных квазаров и пр. Наиболее точные измерения космическим телескопом имени Хаббла по методике фотометрии цефеид Большого Магелланова Облака дают значение H0 = 74.03±1.42 (км/с)/Мпк и увеличивают расхождение с данными телескопа “Планк” до статистически угрожающего 4.4σ. Свежая работа ученых из Мюнхена и Коламбуса, основанная на механизме Вайнштейна и массивной теории гравитации с двумя метриками, предлагает очередной путь урегулирования этого электорального раскола.

Авторы весьма гордятся тем, что усложнение их модели против общепринятой ныне ΛCDM весьма невелико — вводятся лишь два дополнительных к космологической постоянной Λ параметра. По аналогии с галилеонной и хамелеонной космологиями, вайнштейновский режим в биметрической гравитации обеспечивает сохранение решений, подобных классическим результатам ОТО, для молодой плотной Вселенной. Там все “хаббловские островки” заключены внутри экрана Вайнштейна радиусом

где выражаемый через параметры биметрической модели член массы Фирца-Паули для гравитона со спином 2, распространяющегося на пропорциональном фоне (там, где два метрических тензора связаны как квадрат неисчезающей константы с)

и

— радиус Шварцшильда для точечной массы M, а в его знаменателе — квадрат планковской массы.

Существует, однако, минимально необходимое для работы вайнштейновского режима значение плотности вещества во Вселенной; расширяясь с ускорением от точечной сингулярности Большого Взрыва, космос при определенном значении (уменьшающегося со временем) параметра Хаббла “вырывается за пределы” радиуса вайнштейновского экрана и в будущем асимптотически приближается к деситтерову состоянию.

При этом теория становится все менее отличима от ОТО в своих прогнозах. Это критическое значение составляет

А критическое значение плотности, ему соответствующее, по уравнению Фридмана равно

Внутри вайнштейновского экрана гравитационный потенциал совпадает с “рекомендациями” ОТО, за его пределами же распространяется массивное гравитонное поле (со спином 2), добавляющее к потенциалу юкавоподобный член — он соответствует притягивающему взаимодействию.

В уравнении состояния биметрической модели гравитации, применяемой авторами, естественным образом появляется “фантомное” слагаемое: оно указывает на присутствие динамической темной энергии, w < -1. Если с ней ничего не делать, она породит в моделируемом космосе сингулярность будущего (Большой Разрыв) и низкоэнергетические поля-духи (или, того веселее, призрачные D-браны). Однако авторы указывают, что в будущем биметрической модели, чье уравнение состояния изменяется со временем достаточно быстро, w → −1, а вклад динамической фантомной темной энергии асимптотически приближается к космологической постоянной из ΛCDM. Итак, космологический принцип удается спасти, а Большой Разрыв — отодвинуть в неопределенно далекое будущее.

Этим достижения биметрической гравитации сравнительно с более простыми моделями, где существует только одна метрика, не ограничиваются: темная энергия в ней может менять знак плотности! Исследование эволюции модельной вселенной с двумя гравитонными полями разных масс подтверждает, что фантомная эра разворачивается в период, когда радиус космоса сравним с радиусом гравитона, и заканчивается при переходе от вайнштейновского режима к деситтерову.

Нетривиальные взаимодействия между различными модами биметрической модели, порождающие это фантомное поле, не указывают автоматически на появление “духа” при нарушении темной энергией усредненного нулевого условия (NEC). Авторы вообще списывают его на артефакт расчетов, надеясь, что духовая конденсация стабилизирует их вакуум, но более детально на проблемах нарушения NEC не останавливаются — и, пожалуй, правильно, уж слишком она в последние годы модна у космологов и суперструнщиков.

Наиболее выражено фантомное поведение темной энергии в этой модели на интервале красных смещений от z ∼ 1 до z ∼ 10, то есть там, где параметр Хаббла оказывается порядка массы гравитона. Сравнивая предсказания биметрической космологии с экспериментом, исследователи добиваются согласия в пределах погрешности 1σ (пунктирные линии),

существенно улучшая соответствие по критерию хи-квадрат,

хотя в случае барионных акустических осцилляций экспериментальные данные пока не позволяют отличить биметрическую теорию от ΛCDM:

И это ведь мы еще не начинали варьировать кривизну Вселенной, что позволяет добиться возрастания статистической значимости отклонений и разнести на ошметки почти любой вариант модели с плоской топологией.

А вот, скажем, британскому премьеру Борису Джонсону хватило куда меньшей статистической достоверности при оценке заразности штамма коронавируса VUI-202012/01, чтобы, спасая полыхающие седалища своего кабинета от жесткого Brexit, поспешно надстроить еше один карантинный уровень над тремя уже развернутыми и погрузить Британию в хаос, невиданный со времен “войны в воздухе”.

Новый «британский» вариант коронавируса в России не обнаружен, однако исключать его наличие в стране нельзя, считает заведующий сектором молекулярной эволюции ИППИ РАН, профессор Сколтеха Георгий Базыкин. По словам эксперта, в Великобритании просчитано в сто раз больше последовательностей генома вируса, чем в России.

«То, что он существует и пока ходит незамеченным, этого исключить нельзя», – поделился Базыкин.

Быть может, оно и к лучшему, что Королевство давно забросило собственную космическую программу и не намерено даже искать после Brexit замену евросоюзной спутниковой навигационной сети Galileo.

LoadedDice

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯