This is not a mentat dream

Откуда вы впервые узнали о концепции тахионного антителефона Грегори Бенфорда, сиречь устройства, способного передавать сигналы в прошлое посредством сверхсветового носителя информации? Если вы, подобно мне, застали эпоху заполночных трансляций видеосалонной классики на эфирном ТВ, то возможно, что с этой идеей вас познакомил Князь тьмы Джона Карпентера — лента оскорбительно малобюджетная, но обладающая странным очарованием (ну у какого еще режиссера вы увидите Элис Купера во главе банды зомбированных бомжей, распинающих бедного студента … нет, не на ложе из гвоздей, по примеру Рахметова, а на велосипеде?).

К несчастью, пробивается оно лишь в нескольких фрагментах, а сильнее всего становится под самый конец, когда зритель уже готов, чертыхнувшись, пробираться между сиденьями кинозала. Финальная сцена — единственная в Князе тьмы, которую с натяжкой можно назвать вселяющей ужас.

Однако позже, достигнув подросткового возраста и расширив кругозор, я пришел к выводу, что этим воздействием на меня обязана она совершенно неочевидной, на первый взгляд, параллели с работой куда более мастеровитого фантаста, Фрэнка Херберта, увидевшей свет двумя годами раньше. Мне подвернулась сперва книга, а затем уже лента.

В Капитуле Дюны очередной (и, судя по всему, последний) гхола Дункана Айдахо, сотворенный вроде бы из примитивного генетического материала и непригодный для селекции Квисатц Хадераха, проявляет столь же неожиданные для Бене Гессерит и Досточтимых Матрон сверхспособности, как в свое время Павел Атрид; в частности, Айдахо сам диву дается, что за диковинные идеи усовершенствованных систем оружия являются к нему в ментатском трансе. (Далее перевод мой с исправлением различных ляпов обычно издаваемой на русском версии Анваера.)

Он проснулся и сел прямо. Спецификации новых устройств! Вот они в мельчайших деталях, вот способ миниатюризировать генераторы Хольцмана. Уменьшить их до двух сантиметров. И многократно удешевить! Как эта мысль забралась в мою голову, контрабандой, что ли?

А еще в этом самом трансе за ним следят, словно Один и Фригг за конунгом Храудунгом, фигуры мифологического толка, Старик и Старуха в своем саду, Дэниел и Марти, которым Айдахо в ментатском озарении приписывает разработку новых способов использования тахионных уравнений Хольцмана.

Формулам Хольцмана можно доверять. Никому не удавалось понять логику рассуждений Хольцмана. Его формулами просто пользовались, потому что они работали. Это был «эфир», в котором совершались космические путешествия. Пространство можно было свертывать. Сейчас ты здесь, а спустя мгновение за бесчисленные парсеки от первоначальной точки.

Кто-то «там, вовне» нашел способ нового использования теорий Хольцмана! Такова была полная ментатская проекция.

Насчет истинных личностей (если они вообще имеются) Дэниела и Марти, грандиозный клиффхэнгер с участием которых завершает каноническую гексалогию, предположений много, наиболее популярная у ортодоксальных поклонников Дюны гипотеза велит считать их продвинутыми лицеделами, вырвавшимися в Рассеянной Империи из-под контроля Тлейлаксу; в рамках правообладательских фанфиков же разгадка граничит с абсурдом — Дэниел и Марти объявляются аватарами мыслящих машин времен Батлерианского Джихада, древнего сверхразума Омниуса и его автономного “коллеги” Эразма.

Впрочем, единственная достоверная информация о них из эпилога Капитула Дюны сформулирована через отрицание: Марти вынуждена напомнить Дэниелу, что они не боги. А ведь и правда, как не поддаться иллюзии божественного могущества, когда подчиняешь себе чужие сны?

LoadedDice

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯