В продолжение умеренно ругательной заметки о свежей порции Звездных войн следует отметить, что, пересматривая перед ее выходом краткое содержание предыдущих серий, отдельные кинокритики Рунета, не стесняясь в выражениях, средствами скудного своего лексикона негодуют на низкий технический уровень перинатальной медицины далекой галактики:

Потом был чудовищный приквел в трех частях, которые я все умудрился посмотреть в кинотеатре, и каждый раз выходил как оплеванный. Фирменный идиотизм вселенной нарастал от части к части, чтобы кульминироваться смертью главной героини от родов. От родов, Карл. От блядских родов. У них там че блять в далекой галактике медицина на уровне земного 13 века? Скажи мне, Карл, какой пидораской надо быть, чтобы в эпоху межзвездных перелетов сдохнуть от родильной горячки? Почему земная крестьянка, пользуемая невежественной повитухой, ворочавшая тяжеленную работу вплоть до отхода вод, рожавшая в грязи, пыли и клопах, посреди поля во время сбора урожая репы или ржи, причем рожавшая уже в десятый-пятнадцатый раз — выживала, а правительница большой планеты, член сената, состоявшего из тысяч миров, жена одного из самых влиятельных спецагентов во вселенной — умирла? Что это за нахуй, Карл?

Безусловно, смерть Амидалы —идиотский мяч, но проблема этого сюжетного хода в том, что он не самостоятелен, а представляет собою замаскированную аллюзию. Как видно уже по образам пустынной планеты Татуин и злобного императора Палпатина, Звездные войны многим обязаны Дюне, хотя не только лишь немногие поклонники ЗВ отдают себе в этом отчет. Так, скажем, имя принцессы Алии (Alia) фонетически близко имени принцессы Леи (Leia), а Дарт Вейдер оказывается кровным родственником главного положительного персонажа Люка Скайуокера, как барон Харконнен — дедушкой Павла Атрида (он же Пауль Атрейдес, Пол Атрейдес и иже еси на небеси с транскрипциями греческого в основе своей имени); монополия на космическую торговлю и грузоперевозки в Империи Палпатина принадлежит Торговой Федерации, как в Империи Коррино — Космической Гильдии; Джаба Хатт, человекоподобный слизень-гангстер, подозрительно напоминает человекочервя Бога-Императора Лето II; техники психоконтроля и боевой медитации джедаев находят прямые параллели в техниках Голоса и прана-бинду Бене Гессерит… список можно длить многостранично.

Одним словом, как только вы находите в работах Лукаса эпизод, отдающий “фирменным идиотизмом вселенной”, вы вправе задать себе вопрос, а не почерпнут ли он в слегка перелицованном виде из Дюны, правила игры в которой проработаны настолько скрупулезно, что там эти детали смотрятся вполне уместно и находят исчерпывающее логическое обоснование, ведь вселенная Дюны, несмотря на отдельные фэнтезийные штришки в виде наследственной памяти Бене Гессерит и предзнания Атридов, в основе своей вполне позитивистски-космооперная, и по разряду НФ ее числят с куда большим основанием, чем Звездные войны.

Так и здесь: глупая смерть Амидалы в родах Люка и Леи, окончательно побуждающая Анакина Скайуокера поддаться уговорам Дарта Сидиуса и перейти на Темную сторону (отречься от Света, метафизически ослепнуть), отсылает к эпизоду из Мессии Дюны, в котором Чани, консорт-императрица Павла, умирает родами, принеся на свет Лето (будущего Императора-червя) и Ганиму. Ее кончина сильно демотивирует Павла, который, переложив бразды правления на сестру Алию (ставшую впоследствии фактическим женским аватаром барона Харконнена), отрекается от престола, уходит ослепший в пустыню и тем наконец прекращает джихад своего имени. У Херберта смерть Чани объясняется тем, что, во-первых, ее на протяжении беременности скрытно подкармливали медленно действующим снадобьем с целью добиться именно такого эффекта, а во-вторых, использовать технологические средства облегчения родов во вселенной Дюны религия запрещает.

Первая экранизация Дюны Дэвидом Линчем вышла в 1984-м, через год после завершения первой трилогии Звездных войн, и в прокате провалилась, хотя сам Херберт, даже с оглядкой на резко измененный в сравнении с романом финал, остался ею доволен и высказал Линчу поддержку в предисловии к сборнику Eye. Вторая, в форме сериала в двух частях от SyFy, включившего события Дюны, Мессии Дюны и Детей Дюны, принесла более приемлемые финансовые результаты, но своеобразного культового статуса линчевской ленты не получила, да это и неудивительно. Можно считать, что Дюна еще не дождалась режиссера, способного перенести ее на экран. Или не считать, а принять все Звездные войны за развернутую адаптацию работ Херберта под вкусы зрителя, которого от философии Дюны затошнило бы, как футболистов “Манчестер Юнайтед” от тренерских премудростей слишком интеллектуального для них наставника Луи ван Галя. В этом случае эксперимент Лукаса стоит признать успешным.

Полагаю также, что желающие узнать, какова будет судьба франшизы в руках диснеевских продюсеров после этого сиквелоримейка, могут уже сейчас обратиться к опыту продолжений, приквелов и вбоквелов той же Дюны. На данный момент корпус текстов, условно объединяемых названием Хроники Дюны, насчитывает 6 романов Фрэнка Херберта и одобренную им Энциклопедию Дюны Уиллиса Макнелли, которую правообладатели, впрочем, запретили перепечатывать как неканоническую, а также два сиквела, две полных трилогии приквелов, одну незаконченную трилогию приквелов, одну незаконченную тетралогию интерквелов и несколько сборников с рассказами, повестями, черновиками и прочими “неоконченными преданиями” вселенной. Совокупный объем контента, сгенерированного наследниками Херберта, скоро превзойдет каноническую гексалогию втрое.

LoadedDice

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯