Се, я зрю тебя зверем, выходящим из дюн; на голове у тебя два рога агнчих, но глаголешь ты, яко дракон.

Фрэнк Херберт, Дети Дюны (восходит к Пс. 74:13)

Наверное, следует и мне сказать несколько слов по части горячо обсуждаемого на Фантлабе русского перевода The White-Luck Warrior. По некоторым причинам в лавке по части редактуры там не осталось никого, привыкайте, что дальше будет так же, если не хуже. Вдобавок не совсем нормально, когда тексты гностика Бэккера (если его позиция не ясна из сеттинга, просто учтите, что Школы Завета в оригинале именуются Gnostic Schools) переводят потрепанные жизнью толкиенистки из болотно-диванной фронды, которым его философская начинка встает поперек горла, сначала ТП Кинн и ТП Кисленкова, а затем ТП Михайлова и ТП Макух. Похоже, русские издатели Бэккера явно не шпионы Консульта, ведь эти последние, как сообщает нам The White-Luck Warrior, неспособны мыслить парадоксами. А украинской альтернативы в лице ККСД пока не предвидится, что, впрочем, предусмотрел и сам Бэккер:

И вот они сотворили оборотней по нашему подобию, существ злобных и омерзительных, движимых лишь охотою к совместным жестокостям. Тварей этих выпустили они на землю, где те стали плодиться, как ни яростно ишрои на них охотились. Вскоре люди забарабанили в наши врата, умоляя о спасении, ибо не могли справиться с тварями сими.

— У них ваши лица! — кричали эти кающиеся грешники. — Вы и должны уладить это дело!

Но мы прогневались на них и прогнали, сказав:

— Они нам не сыновья, а вы нам не братья.

В принципе, можно усмотреть определенную логику в действиях переводчиков и редакторов Бэккера: не кто иная, как Кинн, редактор перевода The Judging Eye, выступала соавтором Ольги Чигиринской, правоверной толкиенистки (это качество, кстати, очень хорошо согласуется с политическими и натурфилософскими воззрениями последней).

Поэтому я вовсе не ожидал от Кинн более приличной редактуры, раз у нее с подругами так своеобразно устроены мозги, но мне, признаю честно, казалось, что при всем старании не получится сделать хуже, чем в The Judging Eye, где она наскоро стянула белыми нитками плод трудов четырех переводчиков.

Если кто все же примется продираться через зверски изуродованный русский перевод, то вам надо еще учитывать, что в части навязчивых параллелей с Толкиеном вторая книжка скорее ближе к Хоббиту, чем к Властелину Колец. В частности, на руинах Сауглиша имеется совершенно няшный библиотечный дракон Вуттеат, бывший член экипажа звездолета “Инку-Холойнас”, который поселился в мертвом городе еще после Апокалипсиса в 2147-м; его обязательно следует озвучивать Камбербэтчу в случае экранизации. Однако НФ-компоненты в цикле чем дальше, тем меньше, и это имхо не очень правильно. Будет забавно, если опус Бэккера, который начинался вообще-то на волне Дюны, третьего закона Кларка (вы тоже заметили, что третье чудо Келлхуса на священной войне, обещанное глоссарием, еще впереди?) и сеттинга про вторжение чужих в режиме палеоконтакта, выродится в чистое альтисторическое фэнтези, а опус Мартина, который этим альтисторическим фэнтези начинался, завершится находкой звездолета за Стеной. (Лично я не сомневаюсь, что Вестерос находится на одной из планет Тысячи Миров, хотя считаю ПЛИО самой слабой крупной работой Мартина за карьеру.)

В любом случае, грех будет романы Бэккера об Эарве не переложить на киноязык. Правда, я сильно опасаюсь, что их экранизация поспособствует вторжению на рынок очередной партии бездарей-брюнеток вроде Эмилии Кларк.

Впрочем, не уверен, что Бэккер финальные три книги вообще вытянет, проблемы с подготовкой The Unholy Consult только подтверждают подозрения, что груз он на себя взвалил не по силам.

В русской версии карта Эарвы отсутствует, а в оригинале она есть. Как все-таки грустно, что ни Толкиен, ни Бэккер не сумели в полной мере отрешиться от географии Европы, создавая атласы своих миров. Правда, у Бэккера имеются еще горы поперек континента, такие ровные и высокие, что прямо рука тянется отождествить их со стенкой древнего кратера, куда свалился еще один звездолет инопланетных захватчиков. Или свалится в будущем? Ведь для обитателей Той Стороны нет разницы между прошлым и будущим, а уцелевшие князья инхороев явно рассчитывали на определенную подмогу своих сородичей. Впрочем, если Мог-Фарау, которого продолжает лицезреть в кошмарных снах Друз Аккамян, и явился из будущего, то волшебника все равно едва ли уболтают пасть перед ним на колени. Келлхусу ведь не удалось. Для этого с Друзом потребовалось бы основательно поработать, неотвратимо исказив его психику, и вряд ли Постоянным Читателям Бэккера (да, пора уже отвыкать от исключительного словоупотребления такого термина применительно к аудитории Кинга) трансформация образа чародея пришлась бы по нраву. Тогда попробую я. Следите за руками:

Друз Аккамян пал на колени и остановил взор на громадном лице. Сорок лет ушло у него на то, чтобы понять, какая улыбка прячется в черных усах. О жестокая, ненужная размолвка! О упрямый, своенравный беглец, оторвавшийся от любящей груди! Две сдобренные нелюдским снадобьем слезы прокатились по крыльям носа. Но все хорошо, теперь все хорошо, борьба закончилась. Он одержал над собой победу. Он любил Не-Бога, Цурумаха, вновь пришедшего в мир Анасуримбора Келлхуса.

LoadedDice

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store