Говорили ж вам — киберпанк не мертв, это вы куда-то не туда поперлись. В Сирии уже пять лет с переменной интенсивностью полыхает конфликт, по числу участников и сложности переплетения интересов сторон достойный статуса мировой войны во всем, кроме имени, а два с половиной года назад, после Крымского кризиса и Донбасского конфликта, к нему примешался (до степени неразделимости декантацией) косплей Холодной войны. В раннем киберпанке мотив эволюции Советского Союза к технокультурному сближению со странами НАТО, неминуемо сопровождаемой политическими катаклизмами, пользуется большой популярностью; взять хотя бы Красную звезду, орбиту зимы. Так почему бы не порыться в архивных пейпербэках середины 1980-х и не взглянуть, насколько тогдашние сценарии созвучны текущему варианту реальности? В конце концов, не всем же, как Джон Ширли, бесперечь модернизировать свои творения, статуса недалекой альтернативки им вполне достаточно.

Фронтера Льюиса Шайнера вышла в 1984-м, и ей очень не повезло: мало того, что роман сам по себе весьма сложен стилистически и рассчитан на пытливого и терпеливого читателя, так еще стартовала книга одновременно с Нейромантом Гибсона. Кто-то должен был собрать полное лукошко премий за дебютный роман, как впоследствии удалось это Энн Лэки. Повезло Гибсону, а выпади кости иначе, не исключено, что нынче истоки киберпанка возводили бы к почти неизвестному в русскоязычной сфере Шайнеру.

Начало третьего тысячелетия. После разрушительного конфликта в Северной Африке и на Ближнем Востоке, где перемешались все виды современного и умеренно футуристичного оружия, развитые страны мира по обе стороны Атлантики если не в руинах, то в жестокой экономической депрессии. Правительства на грани распада, в традиционных армиях по два офицера на одного рядового. Порядок в Соединенных Штатах и Японии кое-как пытаются навести дзайбацу и ЧВК, в Китае свирепствуют неомаоисты, дорвавшиеся до контрабандных биотехнологий. На окраинах СССР разгорается гражданская война, немногочисленные лояльные режиму военные возлагают вину за исход Большой Игры с отрицательной суммой на прельстившихся жвачками да джинсами партийных мажоров.

Компьютерная революция существенно заторможена, существует лишь слабое подобие привычной нам Сети, гики в зеленом сиянии мониторов корпеют над консолями и перещелкивают дискеты в дисководах, а гибридные субноутбуки и коммуникаторы считаются последним словом техники.

Под Хьюстоном, в космическом центре имени Линдона Джонсона, гниют поодаль частного паркинга остатки третьей ступени “Сатурна-V”. Но довоенное наследие не полностью утрачено: корпорация “Pulsystems” присматривает за комплексом на мысе Канаверал и даже время от времени запускает с него тестовые “шаттлы”, чтобы не заржавели. Да и в странах Варшавского пакта едва ли не единственная государственная программа, еще сохраняющая подобие цельности и былой эффективности, — космическая.

И вполне возможно, что так бы и тянулась вялая земная грызня на развалинах золотого века первой холодной войны, ведь теперь осваивать военные бюджеты не столь прибыльно, как барыжить чипами в Кремниевой долине да грабить корованы в Техасе. Но с Марса, куда перед самой войной отправилась группа колонистов, поступают тревожные вести об открытии, вполне способном подлить масла в очаг Пенелопы перед отлетом Одиссея с Итаки. Судьбу всей земной цивилизации теперь определять тем, кто первым доберется до Фронтеры и вытянет из пасти тамошнего Минотавра клубок путеводных нитей длиной в десятки световых лет.

По крайней мере, так видят исход операции спонсоры. Но у корпоративного коммандо Кейна, чей глючный имплант то и дело сбивается на мотив вечного воителя из греческих или артурианских мифов, и Молли, которой когда-то пришлось выбирать между аспирантурой в Техасе и миссией на Марсе, свои планы на золотую жилу под горами Фарсиды. А ведь, кроме них, затерянную колонию не прочь подмять под себя русские из “Аэрофлота” и Минсредмаша.

Действительно, ну что могло пойти не так?

Упоминаний о персонаже с именем Элон или Маск в книге нет, зато есть Молли и астролетчик Риз. Стоит еще раз напомнить, что Фронтера вышла одновременно с Терминатором и Нейромантом, а потому вряд ли это можно считать аллюзией. Просто мосты Эйнштейна-Розена развели уже после рассвета.

LoadedDice

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯