Rainy night in Cambridge

Ожидается, что новое поколение ультрачувствительных спектрографов дальнего космоса, среди которых наибольшей популярностью в астрофизических кругах пользуется установка ESPRESSO из проекта VLT (Very Large Telescope), позволит закрыть вопрос о потенциальных изменениях параметра тонкой структуры за историю Вселенной — или же, как надеются еретики от современной космологии, вытащить его на свет иных дней.

Эта проблема важна в основном потому, что безразмерная постоянная тонкой структуры при всей своей математической непримечательности (примерно 1/137, абсолютно случайное число, словно бы “от фонаря” начертанное рукой Бога на доске в аудитории)— чуть ли не самый сильный довод в пользу антропного принципа в астрофизике и философии науки. Окажись она немного (на считанные проценты) больше, углерод не образовался бы при горении звезд и, следовательно, основанная на этом элементе жизнь была бы невозможна. Естественными объяснениями антропных коннотаций “для чайников” выступают гипотеза множественности миров или указание на самореференцию проблемы как таковой, но они удовлетворяют немногих — особенно это касается последнего ответа, уж слишком он похож на беспомощные попытки Клайва Стейплза Льюиса и его духовных собратьев по перу, начиная с Фомы Аквинского, отвертеться от парадокса всемогущества Бога безапелляционными заявлениями, что природа парадокса внутренняя по отношению к утверждению, а методы искупления Иисусом грехов человечества не так важны, как сам факт их искупления.

Но этим проблемы с возможной нестабильностью постоянной тонкой структуры во времени и пространстве не исчерпываются. Если предположить, что к изменению значения α привели эффекты поляризации вакуума в квантовой гравитации, вносящие дополнительную пертурбативную компоненту метрики, то, потребовав пространственноподобной нормировки тензора поляризации в приближении геометрической оптики, получим зависящие от положения частицы члены кривизны в уравнении движения, спонтанное нарушение лоренц-инвариантности — и, самое страшное, переменную скорость света и гравитации. Признаться, такая альтернатива инфляционной теории все еще выглядит неуклюже, словно Память о прошлом Земли Лю Цысиня против лучших образцов англосферной фантастики, однако достоин умиления лютый баттхерт, наблюдаемый у множества академических физиков при одном лишь упоминании теорий с переменным значением c. Достаточно сказать, что пионерская работа выскочки-самоучки Джона Моффата (он не получил систематического образования в области теоретической физики, сильно бедствовал и был принят в аспирантуру Кембриджа только после того, как, заинтересовавшись естественными науками, вступил в переписку с Эйнштейном) о возможности спонтанного нарушения лоренц-инвариантности в ранней Вселенной была опубликована в International Journal of Modern Physics D, с его скромным и поныне импакт-фактором 2, после долгих пререканий и прошла бы практически незамеченной, кабы не сенсационные результаты Джона Уэбба в 1999-м, которые и пробудили у физиков новый интерес к вековым изменениям α.

К примеру, в отзывах на довольно популярный в начале века научпоп-мемуар Жоана Магейжу, самого известного, наряду с Моффатом, сторонника этой гипотезы, встречаем сочащуюся ядом реплику суперструнщика Любоша Мотля. Последний, не стесняясь в выражениях, обзывает Магейжу “напыщенным болваном” (pompous crackpot) и обвиняет его в непонимании базовых правил работы с системой обозначений теории относительности. Филиппика Мотля незамедлительно навевает ностальгические ассоциации то ли с тезисом вышеупомянутого К. С. Льюиса, что сексом необходимо заниматься только в случае, если желаешь зачать детей, то ли с классикой старосоветского диамата “учение Маркса и Энгельса истинно, потому что верно”, то ли с более свежими критическими трудами Белинского. (Нет, не Виссариона.)

Каждому физику-теоретику, включая способных студентов, известно, что можно в рутинном порядке пользоваться системой единиц, в которой скорость света равна 1: это упрощает все уравнения теории относительности. Более того, метр определяется как 1/299792458 пути, проходимого светом за секунду в вакууме. Это просто означает, что, в согласии с нашими текущими определениями базовых единиц, скорость света постоянна и всегда будет постоянна.

Далее Мотль высказывает удивление, что Магейжу вообще получил какую-то работу в европейском университете, и с сожалением отмечает, что в Штатах, где стандарты научной деятельности, по его мнению, гораздо строже, португальского еретика бы даже на порог не пустили и степень доктора философии не присудили. Интересно сличить гневные пророчества Мотля с действительностью спустя 15 лет, когда Магейжу — все еще юноша по меркам теорфизики, где развитие карьеры существенно тормозится релятивистскими постдочерними эффектами, — занимает должность профессора в лондонском Империал-колледже даже несмотря на то, что его взгляды на переменчивость скорости света продолжают считаться маргинальными.

Быть может, работодатели просто побоялись и дальше держать Магейжу с единомышленниками на улице дождливым вечером в Стоке, ведь из книги, раскритикованной Мотлем, можно узнать, что пара-тройка ключевых озарений посетили Жоана, когда он, не утерпев, мочился на стену или терзался головной болью похмелья после аспирантской попойки в кембриджском баре.

LoadedDice

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯