Кевин У. Джетер, Доктор Аддер (Dr Adder, 1972)

Нет, можно, разумеется, считать, что во всем виноват отец. Не обязательно тот самый отец, который вынудил своего сына сменить пол для работы в подпольной секс-отрасли. Не обязательно тот самый, чье сомнительной ценности наследство привело сына на должность сутенера биотехнологической фабрики, работников которой если и штрафуют еще за секс друг с другом, то больше острастки ради — они и сами не слишком охочи до людей. Не обязательно тот самый, кому без блудных сыновей так жизнь не мила, что по исчерпании их боезапаса он создает себе новых.

И можно, разумеется, считать, что во всем виноваты студенты. Эти, знаете, дети цветов, анархисты, привыкшие всем напоказ заниматься любовью во время войны — хлоп, и глазом моргнуть не успеешь, а Вашингтон, Орегон и Калифорния откололись от федерального центра, став территориями, где нет преступлений, поскольку нет законов.

И можно, спору нет, считать, что во всем виновато правительство. Жирные коты с Потомака, чьи меры подавления революции оказались настолько эффективны, что самые кровавые инструменты этого подавления впоследствии обратились против своих создателей.

И можно, конечно, рассудить, что во всем виноваты местные власти. Не потому ли здесь царит вечная смесь запахов смерти и мусора, что во всем Лос-Анджелесе днем с огнем не сыскать работающего туалета? А с чего бы ему работать, если под землей нынче безопаснее, чем на земле?

И можно, понятное дело, кивать, что во всем виноват Залетный Гость. А, вы не в курсе? Это долгая история. Его чувство времени сильно отличается от нашего. Надо бы поднапрячься и закартировать территорию за его пределами, ведь никто толком не знает, что же творится там, на километровой глубине, куда только цыганские караваны изредка кочуют. 2033-й, кажется, наступил и прошел некоторое время назад, но метро в ЛА, как и прежде, два раза в сутки показывает правильную загрузку линий. Если смотреть из его тоннелей, Земля представляется полой.

Согласитесь, непохоже, чтобы кому-нибудь, кроме Гостя, в здравом уме захотелось сделаться Отцом всего этого — карантинной полосы, разделяющей недожизнь округа Ориндж и недомертвие Лос-Анджелеса.

Да уж, это вам не Санта-Барбара, а скорей целая династия франкенштейнов, шведская семья в колбе — ОТКРЫВАТЬ С ПРЕДОСТОРОЖНОСТЬЮ, ТЕРАТОГЕННЫЕ МАТЕРИАЛЫ. Внимание! Вы только что прослушали первые такты симфонии Густава Малера Песнь о земле. Времени остается мало, для тех, кто еще следит за его течением. Время говорит: скорей же, шевелись, хватит позорить своего отца, откуда бы ни смотрело на тебя его лицо, из небесной выси, кабины вертолета или иконостаса в подземном соборе. В любой момент своды собора могут рухнуть карточным домиком на клавиатуру “Андервуда” и погребут тебя под собой. Научная фантастика — более страшное оружие, чем священные тексты культа Ленина.

В общем, можно винить в этом кого угодно, подыскивая себе оправдания заявиться на Интерфейс. Но стоит быть осторожным, иначе доктор Аддер исполнит твои желания слишком буквально. И только в 1984-м. Не в том же самом 1984-м, который Оруэлл получил незатейливой перестановкой двух последних цифр в номере года. Почему так? Да просто, понимаешь, поезда в Океанию больше не ходят.

LoadedDice

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯