В первом приближении можно сказать, что техногики делятся на два лагеря — ценителей свежайших обновлений и сторонников максимальной функциональности типа “швейцарского ножа” или специфических черт дизайна, ради которых допустимо и поступиться оперативностью. В мире Android первый лагерь представлен главным образом техноблоггерами и адептами “ванильных” сборок на аппаратах вроде Pixel или One Plus, ненавидящими вендорские оболочки за избыток “свистелок и перделок”. Противоположную позицию занимают обычно поклонники Samsung, Huawei и легиона китайских “убийц флагманов”, ценники которого, впрочем, уже вплотную подобрались к премиум-сегменту. Глядя на эволюцию оболочек под Android за десяток лет, трудно отделаться от мысли, что голосистое меньшинство из первого лагеря постепенно перетягивает на себя одеяло, которым затыкали сквозящую створку окна Овертона. Например, Asus максимально упростила свою оболочку ZenUI, в прошлом предельно отличную от стокового Android, а затем и вовсе убрала ее из Google Play, и теперь даже флагманские и/или геймерские устройства этого производителя в софтовом аспекте трудноотличимы от Pixel.

Но не всё то биткойны, что перетягивает чаши весов. Недавнее обновление Android принесло некоторым невезучим пользователям линейки Pixel, в первую очередь, насколько можно судить, устройств XL-размера, баг, опасность которого едва ли допустимо преуменьшить. Он пал на головы тех владельцев, которые предпочтительно использовали для аутентификации старомодный PIN-код вместо более модных в последние годы сканеров отпечатка пальца.

При попытке скормить устройству PIN для разблокировки экрана система (Android 9 Pie или Android 10) просто затемняет дисплей снова, а потом выбрасывает хозяина обратно на панель ввода кода. В редких случаях удается инициировать ошибку системного интерфейса и создать нового временного пользователя, не защищенного PIN или экранными узорами; под его личиной и рекомендуется пересидеть неопределенное время до выпуска обновления, устраняющего баг.

Интереснее, что так, разумеется, везет не всем. Куда чаще случается, что, даже забравшись в настройки устройства, пользователь обнаружит, что возможность создания резервной копии заблокирована неведомым администратором, права доступа к накопителю на запись отсутствуют, запустить приложения из настроек не удается, а вкладка поиска обновлений куда-то испарилась. Последнее, в частности, значит, что в случае выпуска экстренного обновления его придется устанавливать вручную через adb… при условии, конечно, что доступ к возможностям для разработчиков был активирован.

Пострадавший пользователь, впрочем, может на все наплевать и сбросить устройство к исходным настройкам, но кто сказал, что PIN, необходимый для восстановления из последней копии, будет успешно принят, или же это не вызовет бутлуп?

Если вас посетила мысль о групповом иске, значит, вы живете в США или Израиле, а как быть остальным желающим причаститься передовых технологий Google?

Аналогичный баг описан еще три с лишним года назад для Pixel C, а более двух лет назад озвучивалась надежда, что его исправят к 2019-му. Но похоже, что этого до сих пор не произошло и не произойдет до тех пор, пока PIN-код полностью не вытеснит биометрия (кто-то сомневается, что такая вероятность высока?).

На втором десятке лет жизни Android с заметным опережением графика достиг статуса зрелой среды разработки, диагноз которой с юношеским максимализмом выносит Фам Нювен из времени, удаленного на десяток тысячелетий от первой высадки человека на Луну и первого тика в системном таймере Unix, родоначальницы Android.

Под интерфейсами верхнего уровня скрывались слои унаследованного кода. Какая-то часть этих программ проектировалась в расчете на совершенно иные ситуации. Очень часто несоответствия приводили к роковым несчастным случаям. Что бы там ни болтали про романтику космических полетов, а чаще всего такие катастрофы вызывались случайными сбоями: древние заброшенные программы брали реванш.

— Надо это все переписать, — сказал Фам.
— Это уже сделано, — ответила Сура, не глядя на него.

LoadedDice

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯