Отклонения от первоисточника, заметные уже по трейлеру первого сезона Академии производства Apple, в русской локализации рискуют заметно приумножиться, если ее дубляж будет основан на переводе, издаваемом чаще всего в этом веке.

Несколько лет назад я разбирал обильные ляпы перевода Сосновской на примере пролога и первой главы Академии, заглянем теперь в случайно выбранную главу следующего романа цикла, Академии и Империи.

Император Галактики Клеон II, не слишком завуалированно списанный с византийского правителя Юстиниана I, обсуждает со своим конфидентом, простолюдином Бродригом, военные успехи и потенциальную опасность генерала Бела Риоза, прототипом которого выступил византийский же полководец Флавий Велизарий.

О Бродриге у Сосновской сказано, что он просто вынужден блюсти верность сюзерену, обласкавшему и возвысившему его, ведь

…ему был дарован Императором самый быстрый в Галактике корабль. Но если бы он и бросился на нем наутек в день смерти Клеона, все равно на следующий день он оказался бы в радиационной камере.

Этот фрагмент производит откровенно странное впечатление: если уж Бродригу подарили сверхбыстроходный корабль, неужели еще при жизни Клеона II советник не приложит всех усилий, дабы ликвидировать угрозу механизма “мертвой руки”, который в случае бегства превратит звездолет в смертельную ловушку? В конце концов, Бродриг ничего не теряет от подобной попытки, а денег и технически подкованных, по имперским меркам, консультантов у него должно быть в избытке. Заглянем в оригинал:

Brodrig — the faithful favorite, who had to be faithful, since unless he owned the fastest speed-ship in the Galaxy and took to it the day of the Emperor’s death, it would be the radiation-chamber the day after.

Вот, теперь отрывок гораздо понятнее. На самом деле Бродриг вынужден сохранять верность владыке, потому что…

если только он не обзаведется самым быстрым в Галактике кораблем и не бросится на нем наутек в день смерти Императора, на следующий день попадет в радиационную камеру.

Да, оригинал написан не самым внятным слогом, но догадаться, что второе “it” здесь относится не к кораблю, а к общей обстановке после кончины Клеона, вполне можно.

В конце разговора Бродриг рассказывает Клеону, чтó сумел выяснить относительно региона космоса, куда просит Бел Риоз направить подкрепление:

– Сир, никаких документов и записей на этот счет отыскать не удалось. Я тщательнейшим образом изучил архивные материалы. На территории Галактики имело место падение древней провинции Анакреон, которая два столетия назад начала приходить в упадок, в ней воцарились варварство и анархия. Однако в этой провинции нет планеты с таким названием. В архиве я нашел лишь скудные упоминания о группе ученых, высланных в эту провинцию как раз незадолго до того, как она вышла из-под нашей опеки. Они должны были издавать Энциклопедию. — Он презрительно улыбнулся. — По-моему, в какой-то из бумаг фигурирует название «Академия Энциклопедистов».

По этому отрывку создается впечатление, что Империя контролировала не только нашу Галактику, а и много более значительные территории, настолько обширные, что из всех событий периода упадка, происходивших собственно в Млечном Пути, упоминания заслужил лишь раскол провинции Анакреона на варварские королевства. Но если так, то почему, спрашивается, Гэри Селдон изначально не включил в свой План экстрагалактические факторы, предоставив пыхтеть над этим Голану Тревайзу и Дэниелу Оливо полтысячи лет спустя?

Заглянем в оригинал:

“There is no record of it, sire. I have searched the archives carefully. The area of the Galaxy indicated falls within the ancient province of Anacreon, which two centuries since gave itself up to brigandage, barbarism, and anarchy. There is no planet known as Foundation in the province, however. There was a vague reference to a group of scientists sent to that province just before its separation from our protection. They were to prepare an Encyclopedia.” He smiled thinly. “I believe they called it the Encyclopedia Foundation.”

Вот, так гораздо понятнее. На самом деле советник упоминает, что указанная территория Галактики входит в административные границы (falls within) древней провинции Анакреон, упадок которой начался спустя два столетия после того, как энциклопедистов отослали на окраинную планету.

Тревогу Клеона и Бродрига вызывает, в частности, то обстоятельство, что Бел Риоз просит подкрепления, располагая десятком линкоров. А ведь, отмечает Клеон II в озвучке Сосновской, его августейший отец

все свои победы одержал, не имея такого флота!

Но реально ли забраться на трон даже сильно ослабевшей и деградировавшей Империи, располагая менее чем десятью звездолетами? Заглянем в оригинал, где Клеон II удивленно протянул:

Why, with less than ten ships my father won his first victories against the usurper.

Вот, так гораздо понятнее. На самом деле отец Императора располагал менее чем десятком кораблей лишь при первых сражениях против тогдашнего правителя Империи, узурпатора Рикера, а потом, следует полагать, его боевые возможности значительно выросли.

А чем же, собственно, привлек внимание Клеона II бравый молодой офицер Бел Риоз? В переводе Сосновской Бродриг сообщает, что впервые отличиться Риозу удалось на службе под командованием некоего Лемюля, но деталей подвига Клеону II это припомнить толком не помогло. Странно, однако, что юному Риозу сразу же дали офицерский чин.

Он начал свою карьеру как офицер гвардии десять лет назад. Участвовал в военных событиях в составе соединения Лемюля.

– Соединения Лемюля? Ох, Бродриг, ты же знаешь, у меня с памятью неважно. Это тогда, что ли, когда молодой офицер спас два корабля на передовой с помощью… — Император нетерпеливо пошевелил рукой. — Ну, в общем, деталей не помню. Что-то такое героическое.

– Да, это был Риоз. Тогда он получил повышение, — сухо подтвердил Бродриг.

Больше о Лемюле в романе ничего не говорится, что в общем-то странно для Азимова, не привыкшего ронять малозначащие детали на бегу и не любившего оставлять читателю простор для работы самой совершенной видеокарты на свете — собственной фантазии. Именно поэтому не снискали особой популярности поздние романы об Академии, где на нескольких сотнях страниц тонким слоем распределен материал, которого Азимову в начале 1940-х от силы на одну главу хватило бы.

Заглянем в оригинал:

Brodrig nodded and his mouth twisted ever so little. “He began his career as a cadet in the Guards ten years back. He had part in that affair off the Lemul Cluster.”

“The Lemul Cluster? You know, my memory isn’t quite — Was that the time a young soldier saved two ships of the line from a head-on collision by . . . uh . . . something or other?” He waved a hand impatiently. “I don’t remember the details. It was something heroic.”

“Riose was that soldier. He received a promotion for it,” Brodrig said dryly…

Вот, так гораздо понятнее. На самом деле Бродриг сообщает, что Бел Риоз отличился в переделке близ звездного скопления Лемул (Lemul, это название зловещим эхом откликается в книге позднее, когда на сцену выходит Мул, the Mule, которому суждено покорить и Академию, и остатки Империи), причем был в ту пору не офицером, а еще кадетом. А Император с некоторым трудом вспоминает, в чем же состоял подвиг Риоза: тот спас два линкора от лобового столкновения.

Остается надеяться, что и яблочная Академия будет спасена российскими дубляжерами от лобового столкновения с переводом, безальтернативно тиражируемым еще с 2004 года, когда первая трилогия вышла в серии “Шедевры фантастики” как Академия, а вот в томике под названием Вторая Академия почему-то очутились… уступающие даже самым слабым работам Айзека фанфики Бира, Бенфорда и Брина.

LoadedDice

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯