Gentry’s hard landing

Рассуждая о Дюниверсуме Фрэнка Херберта, часто (особенно в Рунете, порождении культуры, чья исходная страна за прошлый век пережила три революции, несколько разрушительных войн и две смены династий) упускают из виду тонкую и ехидную деталь устройства Империи Коррино.

Все имперские аристократы, за исключением Коррино, лишь джентри. Если наследница Великого Дома желала самостоятельно выбрать себе супруга из другой благородной фамилии, на это требовалось разрешение Императора: в большинстве случаев формальное и сводившееся к пошлине за регистрацию брака, но известны (по Энциклопедии Дюны) и исключения — так, леди Анжелика Хагаль в 9183 году имперской эры представила иск в суд Ландсраада, который постановил, к ее явному разочарованию, что

брак представителей Великих Домов не может трактоваться иначе, нежели как политическое и экономическое слияние, а следовательно, облекается прямой юрисдикцией Высочайшего Падишаха-Императора.

Статус Великого Дома определяется не происхождением, а долей акций в “Комбайн Оннет Обер Адвансер Меркантайлс”. В Дюне прямо сказано, что титул Харконненов, чьего предка Абулурда изгнали за трусость после битвы при Коррине, куплен за миллиарды, нажитые спекуляциями на сырьевых рынках, и (по Энциклопедии Дюны) даже на момент действия у них 5 голосов в Ландсрааде, а у Атридов — 10, хотя герцог значительно беднее.

Политическая интрига первой книги Дюны основана на том, что Лето, может, и хотел бы отказаться от насильственного переселения с Каладана на Дюну, но не в состоянии это сделать. Ему предоставляется выбор только между переездом и изгнанием в регионы за пределами Империи — Тупайле, потому что Император в любой момент имеет право сменить владельца лена, и неотчуждаемым пэрством, как в Галактической Империи Азимова, не может похвастаться никто. Формальный протест перед Ландсраадом против решения Императора передать Дюну в ленное владение Атридам заявить можно, однако подкрепить его (пока сардаукары не переоделись в харконненскую ливрею) нечем, и Лето выставит себя дураком.

Этим подчеркивается, что имперская аристократия возникла по результатам бала-маскарада планетарных топ-менеджеров при добровольном откате цивилизации в технологически примитивное состояние. А вот для Канона из Дракон не спит никогда подобное устройство планетарной корпоративной аристократии выглядит чем-то самоочевидным; но, впрочем, в Каноне нет ни Императора, ни центра власти, ни бана на применение искусственных интеллектов.

Русских по происхождению императоров в Дюниверсуме вы не найдете, но Энциклопедист возводит род Харконненов через Лизу Поццо ди Борго к Кириллу и Николаю II Романовым, а в династических списках Империи присутствует регент Василий Медведев. Упоминание рода Поццо ди Борго весьма интересно обстоятельствами сражения за Ла-Маддалену, при которых Карл Осипович Поццо ди Борго и Наполеон Бонапарт заделались кровными врагами. Отыскать в них больше десятка различий с историей о том, как поссорились Атриды и Харконнены, — задача не из легких, если не делать скидки на уровень технологии. В конце концов, межзвездная бездна в космооперах обречена на сходство с океанской.

Харконнены утверждают, что род их ведет начало от графа Палайго Коррино, деда Шейсета I, Основателя и первого правителя Империи; согласно их традициям, отец Шейсета, граф Костин, был полубратом Харконнена Обешева, первого Харконнена, о котором имеются достоверные исторические сведения. Это утверждение не доказано. Некоторые историки заявляют, что Обешев в действительности был сыном мусорщика, который соблазнил одну из дочерей или сестер Костина. Харконнены далее утверждают, что у них с Коррино общие предки вплоть до Палеологов, последнего правящего Дома Византийской Империи, через младшего брата Константина XI, Фому Палеолога. Наконец, через жену Харконнена Обешева, Лизу Поццо ди Борго, Харконнены якобы в родстве с Кириллом Романовым, кузеном Николая II, последнего царя России, а значит, и наследники его опустевшего престола.

Как и многие другие Великие Дома, Харконнены то накапливали, то теряли богатства на протяжении веков. Сын Обешева Абулурд Харконнен, полковник-башар сардаукаров, командовал одним из пяти субфлотов главной флотилии Шейсета I в битве за Коррин (88 ДГ). Когда у Харконнена сложилось впечатление, что Шейсет проигрывает битву, он отвел свои силы в тыл и стал выжидать исхода сражения; лишь своевременное вмешательство Деметриоса Атрида склонило чаши весов на сторону Шейсета и привело к созданию империи. Поскольку Харконнен был близким родичем новоиспеченного правящего дома, казни он избежал, однако и он сам, и его семейство были изгнаны за пределы Империи без права обжалования. Абулурд Харконнен обвинил в своем позоре Деметриоса Атрида и возжаждал мести для себя и своего Дома.

LoadedDice

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯