“Мандельброт открыл, что большое повторяет себя в малом”: так одной фразой Йен Малкольм суммирует принципы фрактальной геометрии в Парке юрского периода Майкла Крайтона. В экранизации Спилберга, обессмертившей это произведение, философские проблемы фракталов и теории хаоса затронуты поверхностно,

однако и этого хватило, чтобы заинтриговать любознательного подростка вроде меня — а не случись в моей жизни Парка и Бенуа Мандельброта, мог бы и возненавидеть математику, как подавляющее большинство выпускников общеобразовательных камер хранения детей.

Фрэнк Херберт работал над Дюной за много лет до выхода Фрактальной геометрии природы, но центральная фигура первой трилогии Дюниверсума, Павел Атрид (Пол Атрейдес), как нельзя лучше реализует принцип переотражения великого в малом на практике: чтобы отуземиться среди фрименов, Павел выбирает себе кличку Муад’Диб, в честь миниатюрной песчаной мыши-попрыгуньи — но не стоит забывать, что именно ее образ видят глаза фрименов в рельефе поверхности одной из лун Арракиса (он соответствует Нефритовому Зайцу на Луне Земли), и этот парэйдолийный Муад’Диб, небесный исполин, окидывает из эфирных высей все происходящее в песках Дюны взором, мало отличным от провидческого ока Павла.

Среди фрименов уготовано наследнику Атридов будущее, но перед тем, как ступить на дорогу ужасного предназначения, почему бы не обернуться напоследок в далекое терранское прошлое, к греческим истокам Дома?

И действительно, в первой же песни Илиады читаем:

От кораб­лей уда­лясь, опе­ча­лен­ный ста­рец взмо­лил­ся
К сыну пре­крас­но­во­ло­сой Лето, Апол­ло­ну вла­ды­ке:
«Слух пре­кло­ни, среб­ро­лу­кий, о ты, что сто­ишь на защи­те
Хри­сы и Кил­лы свя­щен­ной и мощ­но царишь в Тенедо­се!
Если, Смин­фей, я когда-либо храм тебе стро­ил на радость,

Если когда пред тобою сжи­гал мно­гот­уч­ные бед­ра
Коз и быков, то услы­ши меня и испол­ни жела­нье:
Пусть за сле­зы мои отмстят твои стре­лы данай­цам!»

Сминфей (Σμινθεύς) здесь — эпитет Аполлона, связанный с его почитанием в древнем городе Гамаксит как владыки полевых мышей и защитника от этих животных.

Имя же матери Аполлона Лето, тезки герцога Атрида — отца Павла, конечно, никакого отношения ни к смерти (λήθη), ни к лучшему времени года не имеет (что б там ни утверждал Пауль Вязников); оно совсем уж архаичное и доэллинского происхождения.

LoadedDice

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯