Известно, что львиную долю “тяжелого” контента, перекачиваемого по инфопроводам Терры, составляет как раз порнография (все существующие оценки достаточно неточны, поскольку обычно не учитывают передачу данных по P2P и торрент-протоколам). Например, популярный вебкамерный порносайт LiveJasmin.com ежедневно посещает более десяти миллионов пользователей, включая, разумеется, ботов, а в рейтинге Alexa он занимает 277-е место.

Отсюда ясно, что при налаживании Контакта с разумными инопланетянами нельзя недооценивать значение порнографического контента. Действительно, если чужаки поставят себе цель внедриться в земные сети передачи данных и просниффить транслируемую по ним информацию, большая часть ее будет касаться именно сексуальных ритуалов человечества. Известно, впрочем, что секс в порно существенно разнится с сексом по эту сторону экрана, в противном случае трояны-морализаторы не имели бы подобного успеха.

Следовательно, гипотетические внеземные снифферы с неизбежностью получат лишь искаженное представление о земных традициях совокупления. К чему это может привести, наглядно показано в романе Ларри Нивена и Джерри Пурнелла Footfall. Во вселенной Footfall децентрализованные компьютерные сети не получили распространения, но развитию порнографии это нисколько не мешает. Вот как описан контакт землян с невольными инопланетными вуайеристами в этой книге:

— Теперь другие записи, — потребовал Рацтуписп-минц. — Сиплистеф, ты доставил их?

Сиплистефу потребовалось лишь мгновение, чтобы сменить пленку.

Без одежды четверка землян выглядела уязвимой и мягкой. Редкие клочки шерсти лишь подчеркивали их наготу. Чужацкая музыка била по нервам фифпов.

— Они совокупляются, — заметил Разрушитель-Первый. — Странно. Я полагал, что для таких целей им нужно уединение. Глава Стада, посмотрите! Это ведь даже не женская генитальная зона!

— Мужская.

— Ах да. Я никогда не видел их в таком состоянии… впрочем, они обычно прикрыты одеждой. Не оттого ли, что женская особь может случайно причинить ущерб мужской?

Священник вмешался:

— Зачем им это записывать? Советник, где вы нашли записи?

— Все пленки из двух источников. Здание с номером 83, одна из жилых комнат. Они помечены маркером. Да, вот эта запись оттуда, из комнаты.

Ракурс сменился. Уже знакомая женская особь и другой мужчина. На сей раз оба были одеты. Впрочем, это не продлилось долго.

Рацтуписп-минц прокомментировал:

— Не представляю себе, как от такого процесса могут рождаться дети. Впрочем, по всему похоже, что это именно совокупление… Ага, вот эта поза уже более правдоподобна. Возможно, эта лента содержит инструкции? Что, если людям требуются инструкции по совокуплению?

— Странное предположение, — фыркнул священник. — Что ж это за животные такие, если не знают, как совокупляться?

— Это развлекательные ленты, — сообщил Сиплистеф. — Так мне сказала одна из особей, которые сдались в плен.

— Ты уверен? — спросил Разрушитель-Первый.

— Нет. Я плохо знаком с их языком.

Фистартех-фуктун продолжал смотреть на экран.

— Я… не думаю, что для такого развлечения имеется должный повод.

Глава Стада передвинулся к Сиплистефу. Его раздражало, что Советник вынужден делать два дела одновременно.

— Ты спускался в Зимний Дом. Ты видел людские особи в числах тысяч, их там больше, чем нас всех. У тебя сложилось четкое представление?

— Нет. На этих лентах люди ведут себя совсем не так, как в моем присутствии. Я предположил бы, что это даже не совсем люди. Может быть, не Предтечи, но… у них есть слова для таких. Одно слово, божество, и другое, архетип.

— Едва ли они способны изображать притворную готовность к половому акту, — сказал Глава Стада. — Ну-ка повторите тот первый фрагмент…

… — Вы будете смотреть, — сказала Ташаямп и булькнула что-то на языке фифпов.

Экран осветился. Джери в глаза бросилось название фильма:

ГЛУБОКАЯ ГЛОТКА

— А о чем это? — спросила Джери.

У Кэрри Вудворд был озадаченный вид.

— Джон, мы же что-то такое слышали про это кино?

Русский, которого Доусон назвал Дмитрием, нахмурился. Другой выглядел изумленным.

— И что, ради этого они перебили столько народу?

На экране промелькнули титры, а потом возникли эротические сцены. Пленка замедлилась. Экран показал Линду Лавлейс за работой во всем великолепии.

Кэрри Вудворд смотрела ровно столько, чтобы увериться, на что именно смотрит.

— Гарри! Мелисса! Идите сюда, вам нельзя это смотреть. Идите…

Гарри Кейпхарт послушно подбежал к ней. Мелисса колебалась.

— Подойдите ко мне, юная леди. Сейчас же.

Голос Кэрри стал настойчивым. Мелисса оглянулась на свою мать.

Господи, за что?

— Мелисса, делай, что Кэрри говорит.

— Ну ма-ам…

— Я сказала.

Кэрри собрала детей под свое могучее крыло.

— Да как вы смеете? — завизжала она. — У вас что, вообще совести нет, ублюдки конченые? Совсем стыд потеряли?

Глава Стада что-то протрубил. Ташаямп ответила.

Во что мы теперь вляпались по ее милости?

— В чем состоит ваша проблема? — требовательно осведомилась Ташаямп. — Почему вы так реагируете?

— Вам прекрасно известно, что это грязные картинки!

— Миссис Вудворд, — влез Доусон, — они мыслят не так, как мы…

— И уж конечно, вы видели кое-что похуже, — сказала Кэрри. Отвернулась от экрана, от Главы Стада. К русским. — А вы что скажете? Разве нормально такое детям показывать?

— Абсолютно ненормально, — согласился Арвид. Дмитрий ввернул крепкое словцо по-русски.

— Кое-что похуже, — повторила Ташаямп. — Что значит похуже? Почему вы считаете, что это дурные картинки?

— Мам, я думаю, они вправду не понимают, — сказал Джон Вудворд. В голосе его прозвучало изумление. — Они на самом деле не понимают.

— А я тебе о чем? — сказал Доусон.

— Нишкни, ты, — ответил Джон Вудворд. — Вы всегда не в курсе. Все вы такие, делаете вид, что ничего не понимаете.

Все слонопотамы зашумели наперебой, и тут протрубил Глава Стада. Слонопотамы мигом заткнулись.

— Я вам еще раз говорю, что их восприятие мира отличается от нашего, — повторил Доусон, срываясь на крик. — Джон, они не снимали этих фильмов. Они нашли пленки в Канзасе, запомни это.

Джон Вудворд перебил его, потом вмешалась Кэрри… Протрубил один из наставников.

— Рацтуписп-минц приказывает вам говорить поодиночке, — перевела Ташаямп.

— Существует множество трактовок добра и зла, — начал Доусон. Наставник сказал что-то еще.

— Не ты первый, — пояснила Ташаямп и ткнула в русских. — Что в этом плохого? Вы?

— Грязь. Типичный капиталистический мусор, промывка мозгов, — сказал Дмитрий. — Почему это вообще кого-то удивляет? Капиталистическая система нацелена только на извлечение прибыли. Она неотвратимо приводит искусство в упадок.

— Но должна же быть свобода слова! — вскричал Доусон. — То есть, мне это не нравится, но я и не обязан любить такое кино. Если мы начнем затыкать людям рты, то где…

— Не мы, — заметила Кэрри Вудворд. — Тех, кто забавляется такой грязью, мы под замок сажаем, если федералы не влезают. У нас был чистый добрый город, пока не явились ваши крючкотворы и законники.

Двое наставников зашумели наперебой, пока не вмешался Глава Стада. Ташаямп долго говорила, очевидно, переводя сказанное людьми, потому что те услышали несколько человеческих слов.

Какая им от этого польза? задумалась Джери. Какая мне от этого польза?

— Вы считаете, что это плохо, — сказала Ташаямп. — Все, кто считает, что это плохие картинки, поднимите руки.

Вудворды выбросили ладони перед собой. За ними русские. Джери задержала руку.

А как я считаю? Не хотела бы я, чтоб Мелисса такое смотрела. У нее появится неверное представление об отношениях мужчин и женщин. Женщины — не игрушки. Свобода слова и всякое такое, да, но лучше бы приняли наконец законы против порнографии. Меньше свободы для всяких извращенцев…

Воздержался было только Доусон, но наконец и он поднял руку.

— Ты тоже считаешь, что это плохие картинки? — спросила Ташаямп.

— Ради детей, — пояснил Доусон. — Я просто не считаю, что мы вправе это запрещать.

— Почему они плохие для детей?

— Это грязь, — возмутилась Кэрри Вудворд. — Она никому не подходит.

— А вам самим случалось так делать? — спросила Ташаямп.

Джери подавила смех. Лицо Кэрри Вудворд побагровело.

— О Господи, конечно, нет. Мы такого не делаем. Никто такого не вытворяет.

В твоем мире — может, и так. Моя очередь разрумяниться.

— Это соответствует действительности? Никто из людей не делает подобного?

— Некоторые, — признал Джон Вудворд. — Честные люди так не поступают. И уж точно не снимают это на пленку!

— Что значит честные? — осведомилась Ташаямп.

— Те, кто мыслит правильно, — сказала Кэрри Вудворд. — Те, кто думает и поступает так, как должны, а не так, как некоторые, кого я знаю.

Ташаямп перевела. Фифпы спорили долго.

— Надо нам быть поосторожнее, — сказал Уэс Доусон. — Одному Господу известно, к каким выводам их…

— Ни к каким, конгрессмен, — ответила Кэрри Вудворд. — Ни к каким не должно привести.

— Они мыслят не так, как мы. Вы же видели туалеты, нет? — настаивал Доусон. — Ну послушайте, мы же должны придерживаться одной и той же версии…

— Помалкивай лучше, — сказал Дмитрий по-русски. Джери удивилась, что поняла. Так давно это было…

Видимо, даже Доусон понял.

— Ты прав. Лучше им знать поменьше.

О чем? О том, что мы поступаем против своих желаний? Вполне уместное определение человека.

— Дайте объяснение, — потребовала Ташаямп. — Какие именно люди поступают не так, как должны?

— Все, — фыркнула Джери.

— Капиталисты, — ответил Дмитрий.

— Коммунисты, — огрызнулась Кэрри Вудворд.

— Все люди совершают дурные поступки? — переспросила Ташаямп требовательно. — И все знают, что не должны, но всё равно поступают дурно? Я правильно вас поняла?

Все заговорили наперебой…

… Спустя час землян снова призвали в кинозал. Фифпы выстроились в формальном построении: Глава Стада и его партнерша наверху, остальные — на ступенях ниже, многие тоже с партнерами. Ташаямп стояла чуть в стороне.

Она протрубила сигнал внимания.

Глава Стада произнес длинную фразу. Когда он закончил, Ташаямп перевела:

— Вы раса отступников. Вы говорите, что стремитесь жить по своим законам, но не делаете этого. Вы говорите, что всегда хотели подчиняться установленным правилам, но не делаете так. Теперь будете. Вы станете частью Странствующего Стада и будете жить, как живут фифпы, но по своим собственным законам. Таков наш дар. Таково наше обещание. Вы расскажете нам о своих законах, а потом станете по этим законам жить. Теперь вы можете идти.

Остается заметить, что “Глубокой Глоткой” (Deep Throat) называли своего информатора при расследовании Уотергейтского скандала журналисты Карл Бернстайн и Роберт… Вудворд. Едва ли совпадение фамилий Роберта и семейства Вудвордов здесь случайно.

LoadedDice

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯