Dead and made in Empire

Можно посвятить не один десяток статей поиску маршрутов завуалированного (или неприкрытого) влияния Академии и Дюны на Звездные войны, создавшие современную голливудскую космо-блокбастерную индустрию. Скажем, приходилось ли вам подмечать, что Хан Соло, похоже, получил свое имя в честь Хана Притчера, доблестного космолетчика и капитана разведки Академии времен вторжения Мула, а родная планета Соло, Кореллия, могла быть пересажена в Далекую Галактику плутократом Мэллоу?

Не менее перспективная область исследований, как обычно, искажения первоисточников в русских классических переводах.

Так, в ругательном (с каковой оценкой не поспоришь) отзыве на очередную, шестую, серию первого сезона киноАкадемии с яблочным привкусом Ник Вансерски ничтоже сумняшеся оскорбляется, что Академия теперь официально стала космооперой. Еще бы этому не произойти: собственно, Азимов под конец 1930-х и ввел в обиход понятие Галактической Империи в сферическом вакууме.

С Ником солидарен его коллега по Gizmodo Роб Брикен, который заявляет еще категоричней:

В серии, выпущенной Apple TV+ на этой неделе, “Смерти и Деве”, одним Разрушителем Звезд больше нужного…

… “Непобедимого” (Invictus) в азимовских книгах нет. Нет там никакого мегаоружия, космических битв раз-два и обчелся, да и экшена почти нет, потому что дело, ядри вашу мать, не в нем… Академия побеждает своих врагов не звездолетами, а с помощью политики и экономики.

Но на самом деле такой суперкорабль там есть. А могло ли получиться иначе с книгой, определившей космооперный канон как в лучших, так и в худших его аспектах?

В Академии анакреонцы обнаруживают брошенный имперский крейсер планетоистребительного класса и требуют от поселенцев на Терминусе отремонтировать его; буде такое произойдет, огневая мощь анакреонского флота увеличится сразу в полтора-два раза.

В переводе Сосновской, который чаще всех издается на русском от начала тысячелетия, это место выглядит следующим образом:

– Ясно. А что стряслось сейчас?

– Две недели назад торговый корабль анакреонцев подобрал брошенный военный крейсер старого имперского флота. Он, похоже, болтался в пространстве лет тридцать, не меньше.

Глаза Гардина загорелись. Он выпрямился в кресле.

– Да-да. Я слышал об этом. Комиссия по Навигации послала мне петицию с требованием, чтобы я забрал корабль для проведения научных исследований. Похоже, он в хорошем состоянии?

Сверим его на всякий случай с первоисточником:

“All right. I’ve got the background. Now what’s happened?”

“Two weeks ago an Anacreonian merchant ship came across a derelict battle cruiser of the old Imperial Navy. It must have been drifting in space for at least three centuries.”

Interest flickered in Hardin’s eyes. He sat up. “Yes, I’ve heard of that. The Board of Navigation has sent me a petition asking me to obtain the ship for purposes of study. It is in good condition, I understand.”

Как видим, в действительности крейсер болтался летучим голландцем на галактических просторах не тридцать лет, а минимум триста, то есть был потерян еще во времена расцвета Империи, задолго до рождения Селдона, и забрать его Хардину предлагают просто для техосмотра, а не для переоборудования под научное судно.

Не совсем понятно, почему в русском переводе срок скитаний крейсера уменьшился с тридцати десятилетий до трех. Похоже, переводчица и редакторы вдохновлялись все тем же, сквозным для первой трилогии, великим замыслом Гэри Селдона — сократить продолжительность мрачного периода варварского Междуцарствия на десятичный порядок, с тридцати тысячелетий до одного.

Ну так План Селдона, если верить позднейшим неуклюжим добавлениям Доброго Доктора к собственному канону, и этих-то трехсот лет без капремонта не прослужил, а потом выродился в студенческую курсовую с подгонкой данных Галактической Энциклопедии под нужный результат.

Сложнее объяснить систематическую подмену Станнеля VI на Станнеля II и уничтожение Сосновской провинции Сивенна (с отгрызанием от нее пяти первосортных планет) в более позднем эпизоде знакомства Хобера Мэллоу с Дьюсемом Барром: Станнель II, неполноценный умственно молодой Император, жил аж во времена Камешка в небе.

– Вам повезло, — грустно улыбнулся старик. — Более или менее спокойные времена для провинции были в царствование Станнеля Второго. Он скончался пятьдесят лет назад. С тех пор — только бунты и разруха, разруха и бунты. И руины…

Мэллоу резко выпрямился. Стул угрожающе заскрипел…

– Как — руины? Вы хотите сказать, что провинции больше не существует?

– Да нет, не так чтобы… Кое-какие ресурсы есть, наверное, планетах на двадцати. Однако по сравнению с процветанием, которое царило здесь в прошлом столетии, мы здорово скатились вниз, и никаких признаков возврата к лучшему нет. Пока нет…

Barr said, “You’re fortunate. It has been an evil time for the provinces, but for the reign of Stannell VI, and he died fifty years ago. Since that time, rebellion and ruin, ruin and rebellion.” Barr wondered if he were growing garrulous. It was a lonely life out here, and he had so little chance to talk to men.

Mallow said with sudden sharpness, “Ruin, eh? You sound as if the province were impoverished.”

“Perhaps not on an absolute scale. The physical resources of twenty-five first-rank planets take a long time to use up. Compared to the wealth of the last century, though, we have gone a long way downhill — and there is no sign of turning, not yet.

Первое правило Весилинда рекомендует: если воспроизвести эксперимент сложно, проведите его единожды. Даже среди “пробудившихся” журналистов-прогрессивистов мало кто сомневается, что Apple, Робин Азимовой и Дэвиду С. Гойеру оказалось сложно переучредить Академию в формате сериального хита.

Но одним сезоном мы от них точно не отделаемся. Физическим ресурсам первосортных рендер-ферм Apple еще долго окупаться подпиской.

LoadedDice

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯

Love podcasts or audiobooks? Learn on the go with our new app.