Days of future QR-pass

Об Академии Айзека Азимова в последнее время, по случаю первого сезона долгоиграющей экранизации (пускай и привкус яблочного маркетинга и повесточки современного евроатлантического прогрессивизма в ней почти забивает простоватое меню оригинала), пишут часто. На русском это делаю преимущественно я, в англо-, сино-, японосфере материалов, само собой, больше.

Первая трилогия первоисточника почти лишена женских персонажей, насквозь диалогична, придерживается дискретного построения сюжета с пробелами в годы и десятки лет. А еще — оптимистична, везде и всегда, даже при атаке мутанта Мула на обе Академии, когда План Селдона спасают лишь тонкая игра вероятностей, неправдоподобно стремительные темпы эволюции менталиков да душевная слабинка Мула, существа стерильного и сексуально фрустрированного.

Это настроение было весьма характерно для поколения, пережившего Вторую мировую, унаследовавшего новое небо (сиречь ближний космос), новую международную политику, новую войну (Первую Холодную) и новый мир. Мир, закрепленный Великой Конвенцией о неприменении ядерного оружия против людей, которая с тех пор, уже 76 лет, в основном соблюдается, не считая некоторых этически неприемлемых экспериментов вроде Тоцких учений. Это достойный результат, даже рекордный, хотя и далекий от планки в десять с лишним тысячелетий, заданной Домом Коррино в Дюниверсуме Фрэнка Херберта.

Нынешнее смехотворное биотехнологическое подобие мировой войны уже породило постыдную всепланетную панику “премудрых пескарей”, призывающих сплотиться вокруг флагов добродетельных государств, чья биовласть, раз проникнув без мыла за анальным соскобом в приватное информационное пространство, по доброй воле от завоеваний развитого киберпанка не откажется. (Или хотите поспорить?).

Тем временем классические киберпанк-антиутопии ближнего прицела осовременивать приходится чем дальше, тем слабее; разве только роль арабских шейхов и афганских беженцев в одолении белой цисгендерной диктатуры у Ширли заставляет брезгливо поморщиться всякого, кто видел августовское “мирное наступление” Талибана и следил за сбивчивыми попытками наследного принца Саудовской Аравии отбрехаться от убийства Джамаля Хашогги,

ну а место разделенной Германии Майкла Джона Харрисона, от которой при срыве межблокового конфликта в режим с обострением останутся лишь припорошенные радиоактивной пылью пустоши, в нашей реальности готова занять разделенная Украина.

Азимовский оптимизм воспринимаешь с еще большим уважением, вспоминая, что в действительности Айзеком двигала отнюдь не расслабленность после победы Союзников: вторую часть Мула, повести, завершающей Академию и Империю, Азимов отправил редакторам еще до японской капитуляции в сентябре 1945-го.

Дж. У. Кэмпбелл предваряет ноябрьский номер Astounding за тот год статьей Атомный век, где высказаны замечания, актуальные для осени 2021 года и Pax Pandemica не менее, чем для осени 1945-го и Pax Atomica:

… Авторов научной фантастики соседи внезапно перестали считать такими уж придурковатыми мечтателями и, во многих ласкающих душу случаях, повысили в ранге до ведущих районных экспертов.

… Основное свойство человечества таково: люди наотрез отказываются принять перемену, когда она наступает…

Что миру сейчас нужно более всего, так это передышка настолько длительная, чтобы народы планеты осмыслили некоторые простые истины, относительно которых мы, авторы научной фантастики, хотя бы не питаем иллюзий…

… Когда народы планеты их осознают в полной мере, как интеллектуально, так и эмоционально, тогда-то мы, быть может, куда-нибудь и доберемся.

LoadedDice

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯