В обсуждении сеттинга Чужого: Воскрешение (этот фильм принято нещадно костерить, но мне он еретически понравился больше остальных приквелов и сиквелов цикла) на Фантлабе задались вопросом:

что будет, если Чужого ранят, пока он находится в воде? Насколько опасна его кислота, если она растворена, и человек находится в той же воде поблизости?

Он сложней, чем может показаться, и ответ на него вряд ли приходил в голову голливудским сценаристам (возможно, просмотр свежей экранизации Дюны, для песчаных червей которой вода смертельно ядовита, изменит ситуацию). Хотя сцена из Прометея подталкивает к его осознанию, я склонен считать напрашивающуюся аналогию вполне случайной:

Говоря о сильных и сверхсильных кислотах, полезно различать кислотность, выражаемую функцией Гаммета, и коррозионную активность. Судя по тому, как действует кровь Чужого на переборки корабля и стекла иллюминаторов, в жилах существа течет кислота, сочетающая эти свойства. Однако в общем случае между ними необходимо проводить разграничение, поскольку интуитивно-бытовая трактовка коррозии не всегда совпадает с научной: карборановые кислоты проявляют высочайшую кислотность (значения функции Гаммета для них меньше -18), но стеклянную посуду, привычную всем, кто хоть раз заглядывал в химическую лабораторию, не разъедают. Зато ухитряются реагировать с углекислым газом, образуя соли уникального мостикового катиона:

Предположим, что кровь Чужого химически родственна самым сильным и одновременно самым коррозионно активным веществам среди известных науке, вроде гексафторкремниевой или гексафторсурьмяной кислоты (последняя с равным энтузиазмом проедает стекло, золото, медь и платину). Что случилось бы при падении Чужого в воду?

Сверхсильные кислоты при контакте с водой протонируют ее, как произошло бы и с более привычными в быту основаниями, скажем, гидроокисью натрия или калия. (А иногда протонируются и растворители, которые принято считать инертными; так, карборановые кислоты образуют кристаллические аддукты Уэланда с бензолом.)

Очевидно, кровь Чужого претерпела бы мощную реакцию экзотермической гидратации с выделением большого количества тепла и токсичных продуктов: гексафторсурьмяная кислота при таком разложении дает плавиковую (водный раствор фтороводорода), поэтому ее можно хранить только в сухой инертной атмосфере и в полностью тефлоновом аппарате, а работать — в перчатках с тефлоновым покрытием. (А лучше вообще не хранить и только синтезировать по мере надобности, если это зачем-то нужно.)

Строго говоря, это и не гидратация уже, но гидролиз. У него даже имеются, сколь ни малые, общие черты с процессом деградации полиуретановых протекторов на трекинговых ботинках и кроссовках, которым любят объяснять их ускоренный износ при снятии с полки и походах по улице.

Итак, безопасно уплыть от раненого Чужого не выйдет, но неорганическая (или элементорганическая) химия быстро отомстит за вас: наиболее вероятно, что распад Чужого пройдет с самоускоряющимся разогревом и оглушительным взрывом спустя считанные минуты, и шанса созреть в плоти жертвы его личинки попросту не получат.

LoadedDice

The She-Prisoner`s Dilemma: (B)locked-down Lives Matter / Death to Quarantine Zealots. 翻譯